Потребности эстонской экономики могут быть поддержаны сочетанием внутригосударственных реформ с продуманной миграционной политикой

Размер шрифта: [-A] [+A]

Язык: EST | RUS | ENG

Распечатать

ТАЛЛИНН, 17 июня 2015 г. – Государственный контроль составил обзор вариантов миграционной политики, между которыми Эстонии предстоит сделать выбор. Из обзора следует, что у государства есть возможность разумно и в подходящей пропорции использовать реформы в сфере занятости и прочие внутригосударственные реформы в сочетании с миграцией как инструменты улучшения перспектив экономического роста. Цель заключается в обеспечении наличия оптимального количества людей с навыками и знаниями, необходимыми для развития экономики. Если эстонское государство хочет добиться успеха в международной конкуренции за счет привлечения людей, способных генерировать доходы, то необходимо создать для них подходящую трудовую и жизненную среду, основанную на открытой экономике.

Согласно прогнозам, в течение следующих пяти лет, т.е. к 2020 г., число лиц трудоспособного возраста (возрастная группа 20-64 года) в Эстонии сократится примерно на 50 000 человек, а к 2040 г. уже на 165 00 человек. Одновременно число лиц в возрасте от 65 лет увеличится к 2020 г. примерно на 24 000 человек и к 2040 г. более чем на 88 000 человек.
Поскольку кто-то должен содержать нашу пенсионную систему, систему медицинского страхования, государство и общество в целом, то с точки зрения сохранения уровня жизни населения Эстонии и обеспечения экономического роста важно, чтобы мы все активно искали решения для поиска доходов с целью удовлетворить потребности общества. Реализация реформ действительно позволяет усилить вывод неактивного населения на рынок труда и повысить производительность, но начатые сегодня реформы принесут результаты лишь в более отдаленной перспективе, и их воздействие не обязательно будет достаточным. Соответственно, несмотря на то, что внутренние ресурсы Эстонии позволяют покрыть довольно значительную часть потребностей в рабочей силе, маловероятно, что внутренних источников окажется достаточно для покрытия всех потребностей в рабочей силе с необходимой квалификацией, в которой экономика Эстонии нуждается для роста.
Одна дополнительная возможность повысить доходы государства и общества состоит в том, чтобы обеспечивать генерирование дохода не только внутригосударственными реформами, но и разумным применением знаний и навыков, которые могут предложить люди, переезжающие жить и работать в Эстонию из других стран. Из обзора Государственного контроля становится ясно, что Эстония нуждается в более активном и результативном подходе в данной сфере.
 
Подавляющая часть иммигрантов из-за пределов Европейского союза приезжают в Эстонию в рамках семейной и учебной миграции. По данным Регистра народонаселения и Департамента полиции и пограничной охраны, в 2005-2013 гг. в Эстонию иммигрировало 39 000 человек, из которых 14 000 реэмигрировали и преимущественно уже имели эстонское гражданство, а около 25 000 были иностранцами. В последние годы удельный вес реэмиграции и иммиграции граждан ЕС увеличился с соответственным снижением удельного веса граждан третьих стран.
В Эстонию главным образом иммигрируют молодые люди. В 2013 г. возраст около 65% иммигрантов не превышал 35 лет, а около 45% всех иммигрантов входили в возрастную группу 20-34 года. В 2005-2013 гг. средний возраст иммигранта оставался на постоянном уровне 30-31 год.
Причины переезда в Эстонию иммигрантов из Европейского союза неизвестны, а среди иммигрантов из третьих стран половина переехала в рамках семейной миграции, треть – в рамках трудовой миграции, а шестая часть – в рамках учебной миграции.
Соответственно, подавляющую часть составляют семейные и учебные мигранты, которые не выходят на рынок труда. Большая часть иммигрантов попадает в Эстонию в рамках семейной миграции, т.е. для воссоединения с проживающими в Эстонии членами семьи. Из лиц трудоспособного возраста, переехавших в рамках семейной миграции, на регулярной основе работает 33%.
Главной целью при интеграции семейных мигрантов как иммигрантов, которые не были отобраны на основании навыков, является доступ к рабочим местам, требующим среднего уровня навыков, для которых не требуется высокая (академическая) квалификация, а лишь опыт работы и профессиональное образование. Поскольку Эстония нуждается как в высококвалифицированной, так и в менее квалифицированной рабочей силе, безработные иммигранты являются неиспользуемым ресурсом. Хотя устройство на работу также является одной из важнейших предпосылок интеграции, государство до настоящего времени не уделяло отдельного внимания занятости семейных мигрантов, хотя разработка для них отдельной программы может оказаться полезной. В настоящее время семейным мигрантам доступны только те услуги рынка труда, что и остальному населению.
Одновременно в Эстонии увеличилось число иностранных студентов, и пятая часть таких студентов остается работать в Эстонии на постоянной основе после окончания обучения (работают в Эстонии более половины 18-месячного периода после окончания обучения). Больше всего в Эстонии устраиваются на работу граждане близлежащих государств с похожей культурой (из Латвии и Литвы). Студенты из третьих стран по нескольким критериям оказываются в худшем положении на рынке труда по сравнению со студентами из ЕС (более низкий процент устроившихся на работу, более короткий период работы и более низкая зарплата).
Хотя в Эстонии проделана большая работа по привлечению иностранных студентов, и их число существенно возросло, следует системно продумать, каким образом создать благоприятные условия для выхода на рынок труда студентов с требующимися в Эстонии знаниями и навыками после окончания обучения. Для этой цели им можно предлагать больше возможностей для прохождения практики во время обучения, чтобы они приобретали знания о рынке труда в Эстонии, а местные работодатели получали опыт работы с иностранцами.
Кроме того, иностранный студент после окончания обучения и выезда из Эстонии может принести пользу благодаря сохранившимся связям и их дальнейшему развитию.
 
До настоящего момента иммигранты не обременяют системы социального обеспечения Эстонии, т.е. у нас отсутствует т.н. «туризм за пособиями». Хотя чрезмерное использование пособий иммигрантами часто считается в мире одним из рисков, связанных с иммиграцией, в Эстонии это не подтверждается. Иммигранты в среднем получают меньше пособий, чем местное население.
Так, в 2013 г. 2,7% населения Эстонии получали прожиточное пособие, а среди иммигрантов это пособие получали лишь 1,5%. Компенсации по безработице (возмещение по страхованию от безработицы или пособие по безработице) получала значительно меньшая часть иностранцев, взятых на учет в качестве безработных, по сравнению с соответствующим показателем среди жителей Эстонии. В 2010-2013 гг. компенсации по безработице получали чуть более трети иностранцев, взятых на учет в качестве безработных. В тот же период около половины всех зарегистрированных в Эстонии безработных получали компенсации по безработице. Большая часть (77%) выплачиваемых иммигрантам социальных пособий связана с детьми и семьей, а не с бедностью.
Данные ОЭСР также подтверждают результаты анализа Государственного контроля об использовании иностранцами социальных пособий и пособий по безработице в сравнении с местным населением. Так, ОЭСР пришла к выводу, что лица иностранного происхождения получают в Эстонии, скорее, меньший объем социальной помощи по сравнению с местным населением. В сравнении коэффициентов средний показатель ОЭСР составил 2,0, а в Эстонии 0,8, т.е. более чем в два раза меньше.
 
Государство в первую очередь стремилось привлечь в Эстонию работников с высоким уровнем знаний и навыков, но при текущей организации иммиграции их приток в экономику остается незначительным. В последнее время государство поставило цель обеспечить в первую очередь иммиграцию высококвалифицированных специалистов, но в 2005-2013 гг. в рамках трудовой миграции в Эстонию из третьих стран в основном приезжали квалифицированные рабочие. В тех видах деятельности, которые требуют высокой квалификации, в Эстонии устраивается на работу около трети трудовых мигрантов. Данные о заработной плате также подтверждают, что трудовые мигранты в основном находят работу в тех видах деятельности, которые требуют более низкого уровня навыков и в которых, соответственно, более низкий уровень заработной платы. Согласно действующим с 2013 г. критериям оплаты труда, размер оплаты труда высококвалифицированных специалистов, иммигрирующих в Эстонию в рамках трудовой миграции, должен составлять не менее двукратной средней заработной платы в Эстонии. Анализ Государственного контроля показал, что в 2005-2013 гг. месячную заработную плату в таком размере и выше получали менее 16% трудовых мигрантов. Соответственно, большая часть трудовых мигрантов не устраиваются на высокооплачиваемые рабочие места, предполагающие более высокий уровень знаний и навыков.
Если государство хочет, чтобы в Эстонию приезжали преимущественно высококвалифицированные специалисты, то необходимо принять решение о том, какие международно признанные меры содействия трудовой миграции можно было бы использовать в Эстонии, как привлечь в Эстонию людей с требующимися навыками и как обеспечить их адаптацию.
Необходимо создать эффективную систему анализа потребностей рынка труда для оценки конкретных недостающих навыков и размера их дефицита на рынке труда. С учетом скорости изменений экономической среды и общества, потребность в специалистах можно главным образом прогнозировать в краткосрочной или, в определенных случаях, в среднесрочной перспективе. Под руководством Министерства образования и науки разрабатывается система мониторинга и прогнозирования потребностей в рабочей силе и система координации развития навыков, но запуск этой системы рассчитан на 2014-2020 гг., поэтому в ближайшие годы нельзя рассчитывать на результаты.
 
Существующая практика указывает на недостатки в способности эстонского государства и общества принимать, адаптировать и интегрировать иммигрантов. У иммигрантов возникают трудности из-за низкой доступности публичной информации и услуг на иностранных языках, недостаточной готовности детских садов и школ, а также отношения к людям иностранного происхождения со стороны общества и работодателей. Эти факторы снижают привлекательность Эстонии для квалифицированных работников.
Большая часть общеобразовательных школ и детских садов не подготовилась в достаточной мере к приему детей новых иммигрантов. Родители сталкиваются с негативным отношением при поступлении в школы и нежеланием принимать учащихся, приехавших из-за границы. Опорные меры (такие как подготовительный класс, помощник учителя, опорное лицо, специальные учебные материалы, индивидуальная помощь в учебе) получили 10-15% детей новых иммигрантов из третьих стран из общего числа респондентов, участвовавших в исследовании результатов учебы и возможностей образования. Как сами учащиеся, так и учителя подтверждают, что дополнительная поддержка в учебной работе требуется 4/5 детей новых иммигрантов.
Кроме того, указывается на пассивную или практически отсутствующую роль местных самоуправлений в предложении услуг иностранцам. Основным препятствием является отсутствие информации об услугах на английском языке. Кроме того, для самоуправлений характерен очень низкий уровень взаимодействия с другими организациями (университетами, предпринимателями, государственными учреждениями и пр.).
В контексте Эстонии значение доступности релевантной, обновленной и объективной информации и контактных данных дополнительно повышается, поскольку около половины русскоязычного населения Эстонии полностью замкнуты на русскоязычное информационное поле. В то же время значительное число новых иммигрантов владеют русским языком, поэтому плохая доступность информации может ослаблять общение и связь с государством. В свою очередь, это осложняет адаптацию и сужает возможности для успешной интеграции в будущем.
Весной этого года государство создало информационный портал для новых иммигрантов, но пока он находится в начальной стадии. Кроме того, в течение 2015 г. планируется создать программу адаптации, хотя пока остается неясным, как эти меры будут реализовываться на практике и какие результаты они дадут.
При разработке программы адаптации необходимо учитывать, что программа должна носить максимально практичный характер для всех иммигрантов. При этом важно определиться с подходом к различным категориям иммигрантов: трудовые мигранты с низкой и высокой квалификацией, учебные мигранты, семейные мигранты, включая членов семей трудовых мигрантов. Также необходимо взвесить, каким образом обеспечить в рамках программы максимально эффективную связь с обществом, чтобы интеграция не ограничивалась исключительно теорией, а включала бы и практические аспекты (например, как налаживать контакты с местными сетями, рынком труда).
В 2011 г. по заказу Кассы по безработице было проведено исследование для выяснения заинтересованности работодателей в иностранной рабочей силе. Результаты исследования показали, что к моменту проведения исследования иностранной рабочей силой пользовались 6% предприятий. При этом результаты исследования также показали, что в найме иностранной рабочей силы в будущем заинтересованы 12% предприятий. Это означает, что привлечение иностранной силы рассматривается относительно небольшим процентом эстонских предприятий. В качестве причин низкого интереса предприниматели называли отсутствие необходимости, культурные различия (включая языковой барьер, отношение к работе), слишком высокие требования иностранцев к оплате труда, низкую готовность общества к появлению иностранной рабочей силы и отсутствие информации о том, как нанимать иностранцев.
Готовность и заинтересованность работодателей в найме иностранной рабочей силы часто определяется и общим настроем в обществе по отношению к иммигрантам. При этом среди населения Эстонии преобладают заметно более негативные установки по сравнению с другими странами.
В Эстонии самый низкий индекс терпимости к меньшинствам среди стран ОЭСР: при среднем значении в государствах ОЭСР свыше 60%, в Эстонии этот показатель составляет 27%. Общий низкий уровень терпимости населения Эстонии отражается и в низкой терпимости к иммигрантам: результаты европейского социального исследования показали, что уровень терпимости населения Эстонии к иммигрантам (24%) намного ниже, чем в среднем в Европе (38%). Еще более низкий уровень отмечен в трех государствах (Словения, Литва, Греция), в то время как в Финляндии, к примеру, терпимое отношение демонстрировали 67%.
Отношение общества может способствовать или препятствовать адаптации иммигрантов, поэтому необходимо предпринимать дальнейшие шаги для укрепления равного обращения и терпимости. Больше всего проблем присутствует в трудовой сфере, но есть достаточно недостатков и в медийном освещении, а также в информированности чиновников и работников в сфере образования и молодежной работы и их умении заниматься данной темой.
 
Из Эстонии активнее эмигрируют молодые люди, лица с низкой заработной платой и без постоянной работы. Масштабной эмиграции людей с высшим образованием не происходит. По данным Регистра народонаселения, из Эстонии в 2005-2013 гг. эмигрировало около 60 000 человек, что примерно на 21 000 превышает число иммигрантов за тот же период. В случае эмиграционной статистики следует учитывать ее низкое качество и существенную неполноту.
Анализ данных показал, что чаще всего эмигрируют молодежь и люди трудоспособного возраста. Так, в 2013 г. лица пенсионного возраста составили 2-3% эмигрантов, а остальные были людьми трудоспособного возраста или детьми. При сравнении эмигрантов с возрастной структурой населения четко выделяется возрастная группа 20-39 лет.
Анализ Государственного контроля показал, что три четверти эмигрантов в течение предшествующего эмиграции года не получали регулярного дохода от трудовой деятельности. При этом те, кто получал такой доход, зарабатывали существенно меньше среднего показателя в Эстонии. Так, по данным Налогового и таможенного департамента, средний брутто-доход в Эстонии в 2013 г. составил 730 евро, а среди эмигрантов 453 евро. Процент безработицы среди эмигрантов также превышал средний показатель по Эстонии. Высшее образование имели 11% эмигрантов.
В большинстве европейских государств сальдо миграции является положительным, т.е. иммиграция превышает эмиграцию, но в Эстонии это сальдо стабильно остается отрицательным, т.е. Эстония остается в положении государства-донора. По данным Департамента статистики, в последнее время намечается изменение этой тенденции, т.е. сокращается разница между числом эмигрантов и иммигрантов. В 2012 г. в Эстонию иммигрировало 2639 человек и эмигрировал 6321 человек, т.е. сальдо миграции составило –3682 человека, а в 2014 г. число иммигрантов составило 3904 и эмигрантов 4637 человек, т.е. сальдо сократилось до –733. В 2014 г. эмиграция сократилась примерно на 30% по сравнению с тремя предыдущими годами.
У государства отсутствуют эффективные рычаги ограничения эмиграции, в частности, в связи с тем, что свободное движение людей является одной из основных свобод Европейского союза. Соответственно, для снижения эмиграции необходимо заниматься ее причинами. Эмиграция главным образом связана с тем, что за пределами Эстонии предлагается более высокий уровень жизни, улучшенные условия труда и карьерные возможности. Снижение воздействия этих факторов требует существенного развития экономики и общества в Эстонии и, в более широком плане, сближения уровня развития с другими государствами ЕС. Поэтому необходимо, в первую очередь, проводить общие внутригосударственные реформы, повышающие уровень жизни.
Также следует принять решения о том, каким образом увеличить реэмиграцию и упростить адаптацию реэмигрантов в Эстонии. Кроме того, государство может сознательно формировать политику в отношении диаспор, чтобы сохранять связь с эмигрантами и, по возможности, развивать с их помощью экономические и торговые связи.
 
Справочная информация
Государственный контроль составил обзор проводившейся миграционной политики Эстонии в контексте экономики и рабочей силы, чтобы оценить ее вклад в нахождение необходимой рабочей силы, подчеркнуть необходимость принятия решений и подготовить обзор возможных вариантов для принимающих решения лиц.
В обзоре не рассматриваются политика предоставления убежища и тематика нелегальной иммиграции.
 
Тоомас Маттсон
Начальник отдела по связям с общественностью Государственного контроля
+372 640 0777
+372 513 4900
toomas.mattson@riigikontroll.ee
press@riigikontroll.ee
www.riigikontroll.ee
  • Размещено 17.06.2015 11:15
  • Дата последнего изменения: 15.08.2015 22:59
  • Последний прoсмотр: 15.08.2015 22:59

Дополнительные материалы

Документы

Остальные новости: