Доклад государственного контролера Михкеля Овийра о проблемах в экономике и финансах Эстонии в Рийгикогу 27 октября 2010 года

Размер шрифта: [-A] [+A]

Язык: EST | RUS | ENG

Распечатать | Послать другу

Уважаемый председатель, члены Рийгикогу!

Поднимаясь сегодня на эту трибуну, я не являюсь представителем ни унылого хора нытиков, которым жизнь в Эстонии кажется постоянными похоронами, ни тех, кто живет во власти своих иллюзий и для которых жизнь – одна сплошная масленица.

Между этими двумя крайностями остается обыкновенная, настоящая жизнь, игнорирование проблем которой может повлечь за собой тяжелые последствия.

Дело Государственного контроля – помочь тем, кто должен принимать решения, осознать реальную ситуацию, посмотреть на происходящие в государстве события и на их развитие со стороны и предложить дополнительный или просто другой угол зрения, не надевая при этом ни розовых, ни черных очков.

Этот угол зрения может развеять не одну сложившуюся иллюзию. Однако, наблюдя за нашей эстонской жизнью, нередко приходится вспоминать слова монаха из культового фильма «Последняя реликвия»: «Слава тебе, господи, что ты снова дал правде показаться с такой стороны!».

Государственный контроль не рассматривает свои собственные слова как вырубленную в камне единственную истину, но их нельзя считать и произвольными анонимными комментариями на просторах Интернета.

Наши оценки опираются на методы анализа и аудита, получившие международное признание.

Как известно, Госконтроль смотрит в будущее настолько, насколько из этого можно извлечь уроки для будущего. 2009 год дал немало уроков как для старого, так и для нового состава Рийгикогу.

Дорогие присутствующие!

Чтобы понять ситуацию и тенденции, господствующие на данный момент в финансах государства, необходимо проработать много объемных документов – государственный бюджет и разъяснительное письмо к нему; план деятельности или то, что именно правительство Республики намерено осуществить при помощи бюджетных денег; уточняющие материалы к бюджету и экономический прогноз, служащий основанием для составления бюджета.

Объем этих материалов составляет не менее 800 страниц. Структура материала постоянно меняется и данные корригируется.

В такой ситуации правительство имеет при информировании общественности непоколебимую привилегированную позицию. Проверка утверждений правительства представляет собой весьма трудоёмкую задачу даже для опытных специалистов в области финансов.

Большинство граждан, а вероятно, и членов Рийгикогу не в состоянии самостоятельно оценить ситуацию с финансами государства.

Я утверждаю, что даже у Госконтроля нет возможностей и сил проанализировать все до мельчайших деталей. Но мы можем в общих чертах сосредоточиться на основных проблемах, тем более что мы уже годами следим за развитием определенных тем.

Как известно, внешний мир восхищается финансами Эстонии, в основном, благодаря трем показателям – незначительный государственный долг, небольшой дефицит бюджета и наличие резервов.

Это восхищение обоснованно – на мировом чемпионате по сокращениям мы были весьма успешны, что свидетельствует о стойкости духа правительства и Рийгикогу.

Но я подчеркиваю, что при оценке устойчивости государственного бюджета в этих трех показателях содержится не вся истина. Дело несколько сложнее.

Чтобы оценить прочность и устойчивость финансов Эстонского государства на сегодняшний день и в будущем, следует посмотреть, какие доходы получает государство, на что оно тратит деньги, и каковы возможности частного сектора вновь запустить стабильный экономический рост.

Правительство подчеркивает, что доходы госбюджета с 1997 года растут, росли во время кризиса и будут расти в нынешнем году. Могу вам подтвердить, что правительство говорит правду. Но нередко забывают этот факт ставить в правильный контекст – рост доходов не является услугой роста налоговых доходов.

Налоговые доходы, свидетельствующие о реальном здоровье экономики государства и о благополучии людей, сильно сократились – несмотря на повышение налогов.

Если в 2008 году налоговые доходы составляли 83 процента от госбюджета, то к 2009 году удельный вес налоговых доходов снизился до 74 процентов. В текущем году доля налоговых доходов среди общих доходов госбюджета снизится до 72,8%.

Возникает вопрос, что же поддерживает уровень доходов? За счет чего достигнут рост?

Уровень доходов поддерживают скачкообразно возросшие дивиденды государственных коммерческих товариществ, увеличение пособий Европейского Союза и другие аналогичные источники.

Увеличение прибыли некоторых государственных коммерческих товариществ и все более увеличивающиеся дивиденды заставляет на фоне снижения доходов частных предприятий задаться вопросом, не имеем ли мы дело со скрытым налогообложением населения или нанесением вреда хозяйственной деятельности коммерческих товариществ, с учетом их потребности в инвестировании.

С такими неналоговыми доходами нельзя считаться в более продолжительной перспективе. Поэтому Министерство финансов прогнозировало, что объем доходов государственного бюджета в 2011–2014 не изменится.

Это означает, что дополнительных денег на развитие областей не будет.

Вновь возникает вопрос, соответствуют ли истине утверждения о небывало больших государственных инвестициях?

Да, и здесь правительство говорит правду. Но и эту правду следует рассмотреть в контексте. Надо осознать, что мы очень зависимы от пособий Евросоюза.

А 2010 году государство делает две трети своих инвестиций при поддержке иностранных денег.

С точки зрения поддержки конкурентоспособности экономики самыми существенными являются Министерство экономики и Министерство образования, в области управления которых внешние пособия в текущем году составляли соответственно 50 и 34 процента.

Расходы Министерства окружающей среды, осуществляющего большие инвестиции, в 2011 году в объеме целых 80% оплачиваются налогоплательщиками Европейского Союза и суммами, полученными от продажи квот на загрязнение.

Но пособия Европейского Союза периодичны, мы не можем рассчитывать на их размеры и продолжительность выплаты, к тому же во время смены бюджетных периодов финансирование может на несколько лет прерываться.

Аудиты Госконтроля также показывают, что при распределении пособий весь пыл пойдет скорее на соблюдение правил, чем на обсуждения, могут ли эти деньги нам помочь в более продолжительной перспективе.

Я говорил в прошлом году и повторяю сегодня с все большей убежденностью: возможность пользования европейскими деньгами испортила наш образ мысли и отношение к деньгам.

Вдруг откуда-то появились деньги, которые нам самим не приходилось зарабатывать, или так называемые легкие деньги.

Следует подумать, сделали бы мы одни или другие расходы в том случае, если бы это были деньги, собранные у наших налогоплательщиков? Я думаю, что во многих случаях – нет.

Но напоминаю – все, что построено при помощи евроденег, мы обязаны в будущем содержать деньгами наших налогоплательщиков. Есть ли у нас деньги для этого?

Уважаемые слушатели!

После того как мы останавливались на доходах, давайте вместе посмотрим, на что же государство тратит деньги. Утверждение правительства о росте расходов госбюджета правильно.

Как вам известно, расходы госбюджета можно упрощенно поделить на две части:
во-первых, фиксированные расходы – это вытекающие из законов расходы на финансирование определенных социальных пакетов, расходы на содержание государственного сектора и другие расходы, не оказывающие на экономику государства развивающего действия.

Вторая часть расходов – это расходы на развитие государства, т.е. финансирование новых действий и приоритетов.

Но если посмотреть поближе, то расходы государства растут именно вследствие увеличения фиксированных расходов. Особенно сильно на бюджет давит рост социальных расходов.

Так называемые свободные деньги, которые могут быть гибко использованы для поддержки экономического роста и для новых начинаний, остаются, по крайней мере, до 2014 года на уровне 11–12 миллиардов крон.

Напомним, что если в 2009 году государство получило 63,7 миллиарда налогового дохода, то 63,2 миллиарда из этого ушло на покрытие зафиксированных расходов.

Как видите, почти весь наш налоговый доход на самом деле уходит на покрытие фиксированных расходов. Следовательно, на развитие деньги должны поступать из других источников.

Данное обстоятельство в продолжительной перспективе усложняет сохранение сбалансированности госбюджета, так как демографическое развитие увеличивает социальные расходы.

Но фиксированные расходы съедают все поступающие деньги, и возможностей для осуществления новых инвестиций и экономического роста будет мало.

Что же ожидает нас в более продолжительной перспективе? Есть разные сценарии и прогнозы.

Всего несколько дней назад международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s опубликовало оценку демографической ситуации в Эстонии. Из этого следует, что к 2050 году удельный вес людей трудоспособного возраста снизится до 58 процентов от всего населения, сейчас этот показатель около 68% (по данным приложения к исследованию).

По оценкам агентства, удельный вес расходов, связанных со старостью, возрастает в связи с этим с нынешних 2 процентов до 13,5 процента от ВВП. Это вызывает значительный дефицит бюджета и большую долговую нагрузку.

Конечно же, мы можем себе внушать, что ничего такого не произойдет. Все может быть. Поживем – увидим.

Уважаемые слушатели!

Из прогнозов Министерства финансов следует, что в 2010–2014 гг. расходы госбюджета превышают доходы всего на 19,5 миллиарда крон. Дефицит бюджета надо как-то финансировать.

В ближайшие годы государство решило поберечь резервы и взять кредит.

Отсюда вытекает, что долги центрального правительства растут. В 2009 году долг составлял 7,7 миллиарда крон, но к 2014 году он достигнет, по оценке Министерства финансов, 42 миллиарда крон. Это означает, что долг растет даже больше чем в пять раз.

К этой сумме прибавится долг местных самоуправлений, рост которого прогнозируется с 8,6 миллиарда до 11,1 миллиарда крон.

Уважаемый член Рийгикогу Март Лаар сказал на собрании президента, что у него побежали мурашки по телу, когда он прочитал в годовом обзоре Госконтроля, что государство намеревается увеличить долговую нагрузку за ближайшие годы в пять раз.

У меня тоже побежали мурашки, когда я услышал, что Март Лаар узнал об этом только из обзора Госконтроля.

Некоторые люди охарактеризовали обзор Государственного контроля словами «полуправда» и «однобокий», добавив, что по крайней мере половину приведенных в нем утверждений легко опровергнуть.

Министр финансов также заявил, что утверждение Госконтроля о существенном увеличении долговой нагрузки вводит в заблуждение, и что он бы никогда не подписал такое решение.

Еще смелее выразился председатель парламентской фракции партии министра финансов, заявивший в своей речи (цитата): «Пятикратный рост долговой нагрузки, предсказанный Госконтролем, уж точно нигде не виден».

Тем не менее, я должен сказать, что данные, объявленные подозрительными, не представляют собой предсказание или выдумку Госконтроля.

Такие данные были два месяца назад высказаны самим министром финансов в своем экономическом прогнозе, с. 59, таблица 22.

Данную оценку долговой нагрузки не отменяли и в разъяснительном письме к государственному бюджету следующего года, составленном в сентябре и, наряду с развитием ближайшего года, ознакомившим нас и с развитием на следующие годы.

Данная информация имеется на страницах 19 и 20, на рисунках 5 и 6. В качестве долговой нагрузки центрального правительства к концу 2014 года прогнозируется 15 процентов от ВВП. Суммарно это составляет 42 миллиарда.

Экономические прогнозы Министерства финансов принято считать серьезными документами, на основании которых составляются госбюджеты. Напоминаю, что на этом прогнозе основывается и обсуждаемый ныне госбюджет 2011 года.

Если способность правительства к составлению прогнозов слаба и к таким прогнозам не стоит относиться серьезно, то пусть нам так и скажут. В таком случае следует уточнить, какие части прогноза еще можно считать недостоверными.

Нельзя ведь удовлетвориться положением, когда у общественности нет ни одного более продолжительного плана, которому можно было бы верить, и члены правительства просто время от времени говорят, как они видят ситуацию.

Я искренно надеюсь, что чиновники, составившие прогноз, не получат сейчас предписание о приведении прогноза в соответствие с политическими высказываниями.

Я подчеркиваю – если государство не способно к составлению достоверных прогнозов, стратегия бюджета никогда не станет серьезным планом развития, и государственные учреждения оказываются в ситуации, когда количество денег, имеющееся в их распоряжении для предоставления услуг, может измениться всего за пару дней.

Экономия за счет чиновников, способных к составлению прогнозов и анализов, в конечном итоге обойдется нам всем неизмеримо дороже. Такую же медвежью услугу нам оказывают сокращения в Налоговом и Таможенном департаменте, а также в других подобных учреждениях.

Что же касается низкой долговой нагрузки Эстонского государства, чем мы обоснованно гордимся, нельзя не напомнить, что долговая нагрузка нашего частного сектора – одна из самых больших среди новых членов Европейского Союза.

Это около 101 процента от ВВП, или 221 миллиард крон. Это крайне существенное обстоятельство, оказывающее большое влияние на внутреннее потребление, без которого развитие нашей экономики в продолжительной перспективе не запустится.

В условиях снижения доходов наши предприниматели не могут справиться со своими займами. Денег на поддержку экономического роста не хватает, уже на протяжении нескольких лет предприниматели платят банкам больше, чем получают новых кредитов, на развитие сил не хватает и продолжающаяся неуверенность не предвещает рынкам ничего хорошего.

Дело в том, что в Эстонии деньги, поступившие в страну в период экономического подъема, использовались не столько для повышения эффективности труда и способности к экспорту, сколько в области недвижимости и строительства. Но это не те отрасли, которые создают высокую добавленную стоимость.

По-видимому, высокая долговая нагрузка частного сектора Дании, Германии и Швеции не является для этих стран большой проблемой, поскольку их производительность и доходы намного выше эстонских.

Я не ставлю перед собой цель переутомлять эстонское общество неприятными проблемами, но признание их существования является предпосылкой их разрешения.

В продолжительной перспективе структура доходов и расходов нашего государственного бюджета, увы, неустойчива.

Уважаемые члены Рийгикогу!

Я не стану здесь рассуждать по поводу того, кто и когда проспал возникновение экономического кризиса, поскольку это не поможет нам идти дальше.

Дело в том, что по существу наша экономика находилась в кризисе уже давно до того, как доверие на международном финансовом рынке стало пошатываться.

Это выражалось в слабых умениях и стимуле производить нечто такое, что в худые времена помогло бы выжить.

Вопрос в том, смогло ли государство как-то повлиять на структуру экономики, и может ли оно делать это сегодня?

Думаю, что для поддержки конкурентоспособности экономики государству потребуются все имеющиеся в его распоряжении рычаги.

Экономика, зарабатывающаяся деньги, является предпосылкой существования государства, поэтому важна способность государства в поддержке развития конкурентоспособности своих предприятий.

Это может означать как финансовую поддержку, так и принятие налогово-политических мер, переговоры с Европейским Союзом при перенятии требований и использовании государственной помощи, ненавязчивую, но четкую правовую среду, рациональную политику в области образования или нечто другое.

Все эти меры следует проанализировать с точки зрения проблем разных предпринимателей, так как в хозяйственном секторе встречаются разные препятствия к развитию. Я заверяю вас: не всем нужны деньги, некоторые все еще нуждаются в квалифицированный рабочей силе, некоторым мешают отдельные регуляции.

В аудите, завершенном в нынешнем году, Госконтроль выявил, что у государства отсутствует политика в отношении предпринимательства, охватывающая все вышеперечисленные компоненты в целом.

Из-за этого аудита нас упрекают в том, будто мы на основании одного компонента предпринимательской политики – пособий по предпринимательству – утвердили, что в Эстонии отсутствует политика по предпринимательству.

Ничего такого мы не утверждали и такую ложь вкладывать в наши уста не стоит. Речь идет о комплексной системе, учитывающей взаимодействие различных компонентов.

Развитие государства может осуществляться только путем увеличения доходов, а новые доходы может давать только реальная экономика. Следовательно, для предпринимателей нужно создать среду, максимально способствующую развитию и созданию прибыли.

Мне сложно верить рассказам о быстром восстановлении, когда покупательская способность людей при сегодняшних, а может быть, и растущих темпах инфляции не будет расти в течение ближайших четырех лет.

Уровень безработицы также по-прежнему высок. Я не вижу значительных изменений в структуре экономики, если труд эстонского работника и в 2014 году (по прогнозам) будет равен только двум третям среднего Европейского Союза. Это прогноз Министерства экономики.


Уважаемые слушатели!

Если даже непризнание существования кризиса сделало позднее сокращение расходов более напряженным, нельзя не согласиться с фактом, что столь незначительный дефицит госбюджета Эстонии за 2009 год не имеет в Европе примеров. У руководителей государства хватало решимости стремиться к евро, а у людей – терпения переносить эти решения.

Но знаем ли мы, какова цена этих усилий?

Ведь налогоплательщик не дает свои деньги правительству просто так. По крайней мере, теоретически. В начале каждого года правительство республики утверждает план деятельности, в котором все министры указывают, что они собираются делать на деньги, выделяемые из госбюджета. В конце года министры должны отчитываться, как у них это получилось.

На самом деле план деятельности в течение года часто меняется, и, отчитываясь в конце года, уже не говорят об утвержденных целях.

Маленький пример: Министерство экономики и коммуникаций безо всяких объяснений внесло коррективы в ожидаемую меру производительности рабочей силы, снизив ее непосредственно перед концом года с 68 процентов на 60 процентов, и спустя несколько месяцев констатировало в отчете, что цель достигнута с запасом – производительность составила 60,3%, то есть превысила поставленную цель на 0,3%.

Я вынужден снова говорить о качестве отчета о деятельности правительства, а также о связи отчета с деньгами, так как тут дело серьезное.

Правительство должно само оценить последствия своей деятельности. Нельзя позволять возникнуть ситуации, когда цели забываются или они достигнуты только внешне.

Само собой разумеется, нельзя искусственно придумывать критерии, чтобы их затем героически достигать. Не все вещи подлежат измерению. Нам также нужен предварительный и последовательный анализ как законов, как и планов деятельности.

Я прошу вас, потребуйте от правительства составления содержательного отчета о деятельности со всеми разъяснениями.

Это помогло бы нам получить обзор, каким образом экономия 10 миллиардов крон повлияла на работу государства и на людей.

Уважаемые слушатели!

Информация Госконтроля не может удивить никого в Рийгикогу, поскольку мы передаем все наши отчеты Парламенту, где Комиссия контроля государственного бюджета и другие комиссии должны их основательно обсуждать. Отчеты всем доступны и на нашем веб-сайте.


Хотя наше Рийгикогу собиралось после восстановления независимости Эстонии вот уже 18 лет, мне кажется, что суть Государственного контроля и его связь с парламентом остались для многих парламентариев неясными.

Я все еще ощущаю, что некоторые члены парламента смотрят на меня с упреком, полагая, что Госконтроль должен уладить одно или другое дело. Это глубокое заблуждение.

Хотя Госконтроль и является независимым анализатором и собирателем информации, работающем на вас, а шире – на государство и налогоплательщика, это вы как избранные налогоплательщиками представители должны работать дальше, опираясь на данную информацию.

Разумеется, вы как уважаемые представители народа можете выбрать и бездействие. Это ваше право, но и ваша ответственность перед налогоплательщиками государства.

Госконтроль является одним из информационных каналов парламента. Мы стараемся выполнять эту роль уже в течение двух десятилетий.

Мои предшественники и я сам получали в связи с работой Госконтроля искреннее признание и деловую критику как от различных правительств, так и разных парламентских составов. Мы за это очень благодарны.

Такая конструктивная обратная связь для меня в сто раз перевешивает те случаи, когда какой-либо политик заявляет, что его тошнит от отчета Госконтроля, или что его словно помоями облили.

Тем не менее, не могу не остановиться на одной проблеме: я семь лет проработал на этой должности, но никогда раньше не встречал столько неприязненного отношения, как сейчас, какую бы проблему Госконтроль не выявил.

Заключения различных аудитов объявлены негодными к применению. И это – без разъяснений по существу.

Многие чиновники нам признались, что при составлении ответов на аудит Госконтроля им давали ясные политические предписания – все опровергать, ни с чем не соглашаться.

Я не верю, что все это связано с каким-то злом, задуманным против Госконтроля, или с нервозностью предвыборного времени.

Мне кажется, что это просто отражение более широких общественных и политических тенденций на учреждении, которое я вижу ближе всего, – на Госконтроле.

Мне грустно, что в обществе и в политических кругах все больше ощущается настроенность инстинктивно опровергать любые высказывания, не совпадающие с определенными догмами.

Это относится к общественной, партийно-политической и ко всем другим сферам жизни.

Если ты скажешь нечто, не совпадающее с партийно-политическим лозунгом или мнениями людей, лишенных способности к анализу, то тебя могут спросить – что, Эстонская Республика не нравится? К сожалению, такой уровень дискуссии весьма распространен.

Крайне досадно, что все чаще встречаются ситуации, когда тебе в ответ просто отрежут, что тот или иной вопрос не заслуживают обсуждения. Порвали–выбросили, и нет проблемы.

Я считаю, что это путь в тупик.
Эстонское общество не может исходить в дискуссиях о своем будущем из умственных истуканов или партийно-политических догм.

Идеи следует анализировать и принимать решения на основании всестороннего рационального анализа влияния, а также своих возможностей. Подход, что нет, ту или другую тему мы обсуждать не намерены, нас никуда не приведет.

Нам следует спокойно и без истерики обсуждать вопросы образования, медицины, налогов, иммиграции, социального обеспечения, государственного устройства и многие другие вопросы.

Нам следует освободиться от бремени окостеневших точек зрения и освободить наши мысли.

Но и в процессе обсуждения следует в один момент остановиться и принять решения, чтобы дискуссия не превратилась в бессодержательную болтовню.

Именно отсутствие смелости действовать препятствует на данный момент осуществлению реформ, необходимых для развития Эстонии. Об этом вы можете более подробно прочитать в нашем обзоре, который мы раздали вам две недели назад. Там же вы найдете информацию о положении в местных самоуправлениях.

В заключение должен сказать, что хотя наши ожидания в связи с развитием Эстонского государства и общества были намного выше, чем это удалось осуществить в реальной жизни, мы, тем не менее, можем быть довольны.

Премьер-министр сказал недавно, что по сравнению с другими товарищами по несчастью, Эстония, несомненно, справилась лучше всех. И я могу подтвердить, что это не иллюзия премьер-министра. Это правда. Но одно это знание не поведет нас дальше. Также нас не поведет дальше образ мысли, что во всех бедах виновато государство. Каждый должен и сам иметь чувство ответственности. В вопросе о возможностях Эстонского государства следует остаться реалистом.

Во имя успехов Эстонии желаю нам всем больше деловитости и здорового разума. Вас ждут встречи с избирателями.

Благодарю нынешний состав Рийгикогу за сотрудничество. Спасибо!
 

  • Размещено 27.10.2010 10:35
  • Дата последнего изменения: 11.12.2014 15:02
  • Последний прoсмотр: 11.12.2014 15:02

Остальные новости: